Фантастика,мистика,юмор, старина,сказки. Художник С.Ягодич.Иллюстрации,обложки

Вопрос-ответ
08.05.2018
Новая книга
08.05.2018

 Вышла в свет новая книга мемуары "Детство Лапиндрожки"

Грибные сомнения

 

ГРИБНЫЕ СОМНЕНИЯ

 Летний отпуск во Франции только начинался, и Людмиле предстояло прожить в этом маленьком городе, в доме своих друзей еще целых, коротких…три недели.  

Как всегда   ее утро начиналось выходом на кухню. Но, первым всегда вставал Жано, и пока остальные домочадцы присоединялись к нему, он успевал выпить кофе, посмотреть по телевизору последние новости , и встречал следующих пришельцев, сидя за столом, сияя благодушной улыбкой и пребывая в мягком халате бежевого цвета, который  немного расходился на возвышении, по-французски, называемом битоном, что по-русски обозначало бы – живот.   Потом на кухню приходила Людмила, уже одетая в прогулочный костюм, причесанная и умытая, и, чмокнув Жано в щеку, включала электрический  чайник для себя. И уж  последней, в заспанном, всклоченном виде, являлась  на кухню Николь. Она выплывала из спальни в проем кухни огромным облаком  ночной рубашки в голубой цветочек, и клала свою голову на плечо мужа, и это обозначало - Доброе утро.

Утро, и, правда, всегда было доброе. С веселым солнышком  и зеленой лужайкой за окном , на которой уже паслись вороны. Они  подбирали куски  хлеба, которые  по мере накопления не съеденных батонов, им даровал Жано.     С голубым-голубым небом и розами за окном.  С мадам почтальоном, весело крутящей педали велосипеда, и прохожими, которых вывели прогуляться их собачки.  Это было счастливое, спокойное и радостное утро, с чашечкой кофе из цикория, обязательной  булочкой с маслом и, конечно,  конфитю-ю-ром, как  особенно ласково произносила это слово Клава. Она растягивала его,  подчеркивая его особую значимость для завтрака.

***

Так было всегда. Но, в этот раз, зайдя на кухню, Людмила не встретила   Жано! Она включила чайник и пошла   в сад, но, Жано не было и там! Людмила еще не знала, что   по воскресеньям, утром, он всегда ездил в булочную, чтобы купить там два свежайших круассана для завтрака! Для себя и жены. Это был годами выструганный режим, который нарушать нельзя было никоим образом!  

Все желания и домашние дела, которые подлежали повторению,  в этом доме делались в строго отведенные для этого дни.  И круассанам, полагалось быть съеденными, именно в воскресенье!  

 Это был порядок, по-французски. И благодаря этому порядку, голубая чашка должна была стоять в шкафу строго за баночкой с чаем. Фужеры с длинной ножкой справа, а бокалы слева на нижней полке.  Чай положено было пить в четыре часа, именно тогда и  полагалось съесть конфету.  Йогурт  подавался только в обед на десерт. Бутерброд утром был не допустим, а перекус между делом-преступлением!

 Не обнаружив Жано, Людмила выпила чашку кофе в одиночестве, и потом вторую чашку уже за компанию с Николь. Она любила растягивать это удовольствие, выпивая кофе или чай  по очереди то с Жано, то с Николь. В это время послышался звук мотора.

- Кристиан притащил целую корзину ножек ягненка! - округлив глаза, сказал Жано, вернувшись с пакетом круассанов  из булочной, рядом с которой жил его брат.

- Боже! Им что этой еды не хватает? – подумала Людмила. - А зачем столько много?- спросила она удивленно, представив кучу лохматых  маленьких ножек с копытцами, и ужасаясь, такой бесчеловечности.

 - Потому что, сейчас на них сезон, и их много, не выбрасывать же! -возмущенная ее глупым, вопросом ответила Николь.

- Ножки ягненка?! - непонимающе и коверкая слова, повторила Людмила, поняв, что здесь что-то не то, и стараясь найти всему этому второй смысл. Она боялась моментов вольного перевода. С ней такое случалось часто.  Например, один раз, это было так смешно!   Но это целый рассказ, и об этом потом.

- Но-жек яг-нен-ка, - раздельно повторила Николь, для тупого ученика Людмилы, как будто это что-то меняло .

Людмила постаралась напрячь мозги и прокрутить все возможные варианты значения этой фразы.

- А! Наверное, это про грибы! - догадалась она, приложив к этой картине слово корзина.

Да, сейчас речь шла о грибах, на которые как видно начался сезон. И, которого, ждал Жано, зная, что первый выстрел сделает именно Кристиан.

- Где он собирал? - спросила Николь, зажевывая круассан, и запивая его кофе из огромной на пол литра чашки .

- Так он тебе и сказал! Хитрый жук! Говорит,- в лесу за Люневилем…- как будто, уличая преступника во лжи, ответил Жано, с кривой усмешкой.  

- Целую корзину?! - восхитилась Людмила, которая теперь уловила смысл разговора. И ей ужасно захотелось тоже набрать целую корзину. И даже две! Уж кто-кто, а она умеет собирать грибы, если они   есть. И переплюнет Кристиана!

Она представила, что пожарит их с картошкой, и сварит суп, и если останутся, засолит. Она покажет Николь, класс кулинарии!

- Пошли тоже за грибами, - обратилась она к Жано с умоляющим взглядом.  

-Завтра в шесть встаем и едем. Встанешь? - посмотрел на нее Жано.

- Нет проблем, - радостно успокоила его Людмила. Для леса и грибов, она готова была встать и в четыре утра! 

***

- Почему?! Давай возьмем хотя бы еще пакеты, - сказала Людмила, когда Жано, отвергнув предложенную ею корзину,  стал закладывать в машину нож, ботинки для  леса, и два пластиковых пакетика.

- Достаточно! - убедительно ответил Жано, неся в багажник  корзинку с бутылкой вина и кучей бутербродов.

Людмила, удивившись на такую беспечность Жано, который даже не соизволил положить в багажник корзину, без которой переплюнуть Кристиана было бы не удобно, втихомолку напихала в карманы лишние пакеты и, одев костюм для леса, села в машину.

Николь к лесу относилась холодно, и ей не льстило бродить ногами по кочкам и канавам полдня! Даже, если  ее   немного и   волновала необходимость  отпустить мужа на свободу с дамой. Но, она, между риском потери контроля над мужем и  необходимостью бесцельно оббивать ноги по лесным зарослям, выбирала меньшее, из зол.   Ее обязанностью было приготовить эти грибы, и этого было достаточно. Она знала свои обязанности.  И теперь она рассчитала, как завалится на диванчик, и почитает книжечку, как только машина исчезнет за углом, и  ее оставят в покое.

А Людмила как пес, который предчувствует охоту, содрогалась внутри от священного трепета перед грибным походом. Ей казалось, что она уже чувствует запах грибов, брусники и мяты, как это было в ее детстве, когда она ходила в лес с родителями.  

***

Сидеть на переднем сидении, когда они ехали в автомобиле вдвоем, была ее привилегия! И это было гораздо приятнее, чем сидеть на заднем сидении. Во - первых, здесь  был прекрасный обзор, а во- вторых, можно было представить, что это твоя машина, и твой муж! Француз! Этот муж, был не Жано, а другой вымышленный персонаж. И хотя рядом сидел именно он, но глядя вперед на проносящиеся  пейзажи, и слушая прекрасную музыку, можно было представить все! И симпатягу мужа тоже. Людмила зашла в мечтах далеко, а потом еще дальше и, в этом далеко,  у нее уже  был и свой дом с прекрасным садиком, и клематис вдоль забора, и гости, которые приходили к ним домой…  И она, прекрасно одетая с милым муженьком, путешествующая по миру! И конечно, завершением всех ее мечтаний была картина , схраненная на столько много лет из фильма «Песня о цветах». Это были ветки цветущей мимозы,порхающие от ветра над солнечной синью средиземного моря! Белле клере, беле клере…ля- ля-ля, ля-ля-ля,ля-ляа!

Какие дивные пейзажи проносились мимо окна автомобиля! Легкий туман поднимался вверх над лугами, образуя маленькие, легкие облачка. Белые цветы ,с вуалью из легких, длинных лепестков, украшали придорожную полосу.  Солнце, слепящее в глаза,  окрашивало траву в ярко-зеленый цвет, а пробегающие мимо деревушки, выделялись на фоне зеленого поля красными крышами и шпилем церкви. Плавные  зеленые гребни гор, уходили в бесконечную даль зелено-голубыми волнами. По каналу, через который они, то переезжали по мизерному мостику, то ехали вдоль него,  шли маленькие пароходики, и  под эту картину вспоминались трое путешественников с собакой.  И от этого,  и их путешествие казалось таким же милым , легким, и размягчало душу, как это было , когда Людмила читала Джерома К. Джерома

  Жано, конечно не подозревал обо всем этом художественном фильме, который пронесся за пять минут  в голове Людмилы. Он просто серьезно всматривался в дорогу и вел машину.

***

Первый лес, в котором заманчиво проглядывались подходящие для грибных мест поляны, Жано почему-то  проехал мимо. Следующий подходящий лес,  тоже! А там стояли сосны, и их иголочками, конечно же,  были посыпаны хороводы белых! Людмиле не терпелось выскочить из машины и побежать на эти поляны, и искать, искать. Но автомобиль упорно ехал дальше. Людмила не спорила, потому что не она была здесь хозяином положения. Наконец, около какого-то лесного домика,  Жано остановил машину.  Впереди была дорога и лес, заросший высокой травой!

- Что здесь может расти?! - недоуменно подумала Людмила, вспоминая  другие уже потерянные места.

 -Здесь много ножек ягненка! - заговорщически, сказал Жано. - В том году я набрал здесь целую корзину.

- Может быть, здесь другие грибы, и они любят другие условия? Например, густую траву? – с надеждой подумала Людмила, и натянула  резиновые сапоги, проверив на месте ли пакеты.

***

Жано бродил в метрах сто  от Людмилы, и она следила за его перемещением по ярко-синему пятну его костюма, который просвечивался сквозь густую листву. 

- Вот! Нашла! - Закричала Людмила, в сторону синего пятна, после часа поисков, во время которых она, нашла-таки  одну желтую ножку ягненка. Это была, почти-что, наша лисичка, только более плотная и с другим дном, которое было не пластинчатым, а споровым. И, которую, в России никто не собирал! Но, наконец, она увидела то, что искала, и это, могло покрыть все их бесплотные усилия. Это были пять подосиновиков! Пять крепышей, весело стоявших в травке под кустом осины, с ядреными красными шляпками.   

Людмила  подождала, когда Жано подойдет поближе, и с гордостью показала на свою находку.

- Теперь у нас есть что пожарить! Или супчик сварим! – радостно сказала она.

- Ты что, дурака! - сказал возмущенно Жано, делая ударение на первое «а». -Это ядовитые грибы, -  брезгливо скривил он губы.  -Это не едят!  Вот я, нашел еще парочку пье агнец!  - небрежно бросил он их в пакет  Людмилы. - Нет сегодня не грибной день! - махнул он рукой.  И где же Кристиан нашел столько?- задал он сам себе вопрос. - Ладно, давай подкрепимся и пойдем к машине. Сегодня, вряд ли, что-то найдем!

Ну что ж, пока Жано вытаскивал на подходящий пень, который вполне сошел за стол,  содержимое корзинки, Людмила, в надежде, что уж Николь - то скажет, что эти грибы съедобные спрятала их в сумку. От этого на душе у нее стало спокойней. Она сидела на упавшем стволе, и вместе с Жано  поедала бутерброды,   запивая их вином.

- Молодец, подумала она, я бы  не догадалась устроить такой пикник! Все предусмотрел, даже шоколадку на десерт!

Вокруг  шумел своими кронами лес, колосились цветущие кусты лесных цветов, просматривались малахитовые лужи и следы кабанчиков на земляной жиже возле воды. И где-то здесь должны были быть  еще подосиновики! Людмила это чувствовала. Она просматривала окрестности, понимая, что здесь можно найти еще не одного грибочка! И ее расчеты оправдались!   Она присмотрелась и нашла еще штук десять подосиновиков, несколько подберезовиков и сыроежек. Пакет был набит крепкими грибами, и если бы не подстегивание Жано,   ее улов был бы еще значительнее! В его же пакете, который он   благополучно сбагрил Людмиле, лежало всего-то две ножки ягненка.

- И это цена такой далекой вылазки? - усмехнулась Людмила. – Конечно и сама прогулка по лесу стоила многого, но как же переплюнуть Кристиана Это был проигрыш!

***

Машина была уже в метрах сто от них, она виднелась зеленым пятном среди веток, когда по дороге к ним  присоединился пожилой мосье  с велосипедом и корзиной ножек ягненка, набитой доверху! Он шел с той же стороны, что и они!

Это был удар! Но, увидев в мужчине знатока грибов, Людмила показала свои грибочки, и утвердительно спросила, - это же съедобные?!

- Нет, мадам, снисходительно засмеялся старик.  Выбросите их быстрее! Это ядовитые!  Если, мадам съест, потом охо-хо!

Людмила опешила.

- Я выброшу, а ты потом их подберешь?! – подумала она, подозревая мосье в такой  хитрости .  

 Но потом, Людмила засомневалась в своих черных мыслях , она подумала, что может быть, здесь грибы тянут из почвы другие соки, и поэтому даже самые съедобные становятся ядовитыми?!

- Мадам, - продолжил старик. - Если вы не знаете грибов, то сходите к фармацевту в аптеку, он вам посмотрит по книге и скажет, можно их есть или нет.

- Аптеку?!…Людмилу зашкалило от удивления, возмущения и презрения.   

Мосье был вполне любезным и приятным, и через минуту ппошел своей дорогой, еще раз весело оглянувшись на них. Людмила  улыбнулась старику, ничего не значащей улыбкой, сделав вид, что восприняла его совет и вот-вот выбросит свои грибочки! Последней надеждой оставалась Николь. И грибы, конечно, остались в ее объятиях.

- Постой! - вдруг загадочно воскликнул Жано, зайдя на метр в поле и сорвав там что-то такое, что и видно не было.

- Шампиньоны? Подумала с надеждой Людмила. Она подошла к Жано, приготовившись насладиться этой кучей белоснежных шариков, и увидела в его руках поганку с ниточной ножкой и копеечной шляпкой.

- Вот съедобные грибы! - с гордостью сказал Жано. Видишь, они растут на темных кругах травы. Людмила присмотрелась, и правда среди густой изумрудной травы стояли эти мизерные поганочки. Адмирабль!- причмокнул он. - Николь сделает омлет! - поднял довольно брови Жано и проглотил слюну.

Он с усердием принялся собирать этих тонконожек, и вскоре дно его сумочки покрылось их хилыми тельцами.

***

- Выброси это! Мы такое не едим! - высокомерно  сказала Николь, выхватив из рук Людмилы пакет с очаровательными подосиновиками, и садистки бросив его в мусор.

- Но это очень вкусные грибы…- хотела сказать Людмила, и нарвалась на брезгливый взгляд, словно она предлагала съесть то, что нормальные обеспеченные люди, не едят.

Но, грибы поганки из пакета Жано, Николь одобрительно осмотрев, бросила в мойку. Это было сделано с такой весомостью содержимого, как будто, это была дичь, принесенная с охоты.

Через час на тарелке лежали куски омлета, сквозь который просвечивались бежевые шляпки поганок.

Людмила рискнула и проглотила кусок с подозрительной шляпкой, успокаиваемая тем, что и Николь, и Жано безбоязненно и с аппетитом поглощают грибной омлет.  При этом он, даже,  не имел грибного запаха, уж не говоря о вкусе, и что за слово в заслуженной французской кулинарии было сказано употреблением  таких грибов в пищу, Людмила так и не поняла,

Прикончив поганочный омлет , без всякого удовольствия, она вспомнила жаркое со сметаной и лучком, которое   делала дома в чугуне из подберезовиков и подосиновикв, супчик с грибами, картошечкой и укропом, из детства, соленые подосиновики с гвоздикой и  лавровым листом, вкус которых, нельзя было   сравнить ни с чем, и скривила в душе губы. Это, то же самое, что есть дроздов, вместо курицы, подумала она, лягушек вместо цыпленка, и улиток, вместо мозгов из косточки. Зачем? Это было загадкой, которую разгадать она  так и не смогла.